Каталог статей
ГлавнаяСтекло листовое. Шпионские страсти вокруг технологии флоат-процесса

Некоторым прогрессивным техническим идеям уготован судьбой долгий и очень непростой путь. От изобретения до полноценного промышленного воплощения может пройти не одно десятилетие. Часто всемирное признание достается не физику-первооткрывателю, а настойчивому инженеру-промышленнику.


Флоат-процесс

Так случилось и с технологией термополировки, при помощи которой вот уже более 50 лет стекло листовое высшего качества производится повсеместно.

Впервые флоат-процесс запатентовали в 1905 г. Основой этих разработок стал принцип, изложенный в 1902 и 1905 гг. в заявках американских изобретателей X. Хила и X. Хичкока. Заключался он в том, что силикатный расплав становится гладким прозрачным листом, остывая на поверхности жидкого металла, имеющего больший удельный вес. Метод позволял избавиться от трудоемкой механической полировки, которая использовалась в бессемеровском процессе, являвшемся схематической калькой с проката стали.

Но многие ли вспоминают сегодня о Хиле, Хичкоке и тех, кто не смог продвинуться дальше удачных лабораторных опытов?

Алистер Пилкингтон – вот, кому суждено было стать главным действующим лицом развития стекольной промышленности в ХХ в. В течение 7 лет он занимался инженерными расчетами и в мельчайших подробностях разрабатывал первую промышленную установку для флоат-процесса. Но, возможно, самыми сильными сторонами главного технического консультанта Pilkington Brothers были настойчивость и вера в себя. Ведь в 1959 г., когда технология стала достаточно обкатанной для внедрения в массовое производство, компания, затратившая колоссальные средства на строительство опытных установок, вплотную приблизилась к банкротству.

Pilkington Brothers запатентовали технологию и все конструктивные решения, чтобы защитить капиталовложения в сверхдорогой процесс разработки и иметь вполне заслуженные рыночные преимущества. Весь мир знает о жидком олове и азотно-водородной атмосфере, в которой формируется листовое стекло. Схемы флоат-линий также являются открытой информацией. Но дешевле купить лицензию у англичан и воспользоваться прилагающейся технической поддержкой, чем пытаться самим повторить путь инженера Пилкингтона. Тем не менее, реалии конкурентной борьбы приводят к попыткам изобрести колесо заново, а на почве патентных страстей разворачиваются настоящие детективные истории.


Игра Билла Дэвидсона

Генри Форд придерживался стратегии вертикальной рыночной интеграции: стремиться не только к изготовлению комплектующих, но и к производству всех, необходимых для этого материалов. Их производство, в свою очередь, дает отличный шанс для освоения новых коммерческих ниш. Если ты выпускаешь лобовые стекла для своих автомобилей, почему бы не подумать о витринах, окнах и стаканах (заколенное стекло)?

Форд получил лицензии Pilkington Bros и построил с их технической поддержкой крупнейший на тот момент завод с флоат установками на реке Руж к западу от Детройта.

В начале 60-х гг роль главного конкурента «большой детройтской тройки» (Ford, General Motors, и Chrysler) принадлежала компании  American Motors. Стекла для ее автомобилей производила Guardian Glass Co из Мичигана. Мичиганцы, хоть и подписали контракт длительного действия с «Американскими Моторами», но продолжали оставаться узкопрофильным предприятием по производству автомобильного триплекса. Доступа к технологии флоат у них не было. Листовое стекло высокого качества приходилось заказывать у Форда или PPG (Pittsburgh Plate Glass). А покупать материал – значит терять значительную долю потенциальной прибыли.

В связи с этим у генерального директора Guardian Билла Дэвидсона созрел дерзкий план. Он переманил к себе главного инженера по флоат-технологии из Ford Co – Эда Чесны (Ed Sczesny), славянская фамилия которого звучит иронично в контексте описываемых событий. Тот, хоть и не был пойман за руку, но стал совершенно очевидным козырем в руках Дэвидсона, построившего не просто стекольный завод на уровне лучших в отрасли, но и обеспечивший несомненное коммерческое преимущество Guardian Glass Co. Ведь они не покупали лицензии и не отчисляли роялти англичанам из Pilkington Bros в отличие от Форда. Серьезно затрачиваться на переизобретение флоат-процесса и получение независимого патента, как это сделали PPG, мичиганцам тоже не пришлось.

Впрочем, тот факт, что обладатели двух альтернативных комплексных патентов – СССР и Pittsburgh Plate Glass – начали свои разработки в аккурат сразу после завершения таковых англичанами – наводит на некоторые размышления. Если сравнить принципиальные схемы альтернативных флоат-процессов, в глаза бросаются технически значимые, но логически совершенно не обязательные отличия. Ровно настолько, чтобы получилось сыграть в патентную независимость.

Вернемся в Мичиган. Охота за головами ценных специалистов не была единственным талантом Билла Дэвидсона. Можно спорить о наличии и содержании этических границ в бизнесе, но изящество комбинации шефа Guardian – несомненно. «Оцените красоту игры», -- как выразился когда-то с помощью песни Юлия Кима самый обаятельный мошенник в истории советского кинематографа.

До того, как начать строить завод по выпуску листового стекла, мичиганцы составляют некорректный запрос в Pilkington Bros на получение лицензионных прав. Англичане предсказуемо отказывают. Позже, спохватившись, пугают Guardian судом, если те все-таки продолжат освоение мощностей собственных флоат линий без высочайшего соизволения. Но Дэвидсон британским угрозам не верит. Он заранее проанализировал рыночную конъюнктуру и пришел к выводу, что Pilkington блефуют. На одной чаше весов для них – устранение отдельного потенциального конкурента в случае выигрыша дела в суде. На другой же, при неудачном исходе тяжбы – вероятность срыва приносящей огромные прибыли системы лицензирования по всему миру.

В 1971 г., через 2 года после запуска своего первого завода мичиганцы заключили мирный договор с англичанами. Guardian согласилась выплачивать роялти Pilkington Bros, но в размере, значительно меньшем, чем это обязаны делать остальные американские лицензиаты. Основание – не предоставленная техническая помощь при освоении производства.

Дэвидсон сохранил конкурентное преимущество, а Пилкингтон – достоинство и систему глобального франчайзинга. Игра окупилась.


Мошенник-плагиатор

Обман не всегда бывает наказан, чего не скажешь об опрометчивости…

Американский инженер турецкого происхождения Джон Акфират, работавший на том же фордовском заводе, что и Эд Чесны, совершил в 1973 г. главную ошибку своей жизни. Видимо, переоценив собственные интеллектуальные способности, он похищает большой объем технической документации и пытается продать их и свой опыт – агенту ФБР Грегори Стейскалу, сыгравшему роль заинтересованного промышленника. При этом, экзотически выглядит совмещение в одном поступке двух смыслов, определяемых одним понятием. В случае с Акфиратом, плагиат – это и воровство коммерческой информации, и попытка продублировать приключения Эда Чесны.

Незадачливый авантюрист признается виновным и получает небольшой тюремный срок. Экзотика на этом не заканчивается. В 80-х гг. спецслужбы США получают информацию, что на территории Румынии строится завод по производству флоат- стекла. Причем, наш герой умудрился засветиться и здесь: зафиксирована его поездка из США в Румынию в соответствующий период времени. Начинается расследование, в ходе которого ФБРовцы добывают чертежи этого предприятия. В ходе консультаций со специалистами Pilkington Bros определяется несколько уникальных характеристик, доказывающих использование нелегально полученных лицензионных технологий.

Джон Акфират снова полностью признает свою вину и идет на сотрудничество со следствием. Выясняются удивительные вещи: неугомонный инженер решил сыграть в ведущего двойную или тройную игру, агента. Он консультировал румынских стекольщиков, внося заведомые искажения в технологическую и конструкторскую документацию! Завод должен был работать кое-как, не представляя даже потенциальной конкурентной угрозы европейским производителям. Что и подтвердила в дальнейшем крайне неудачная судьба предприятия.

На этот раз Акфират отделывается условным приговором.

Почему Румыния, являясь на тот момент членом СЭВ, и имея возможность сотрудничества с СССР по теме листового стекла на самых выгодных для себя условиях, предпочла шпионские игры – вопрос, не имеющий ответа на данный момент.


Заключение

Прошли десятилетия, и мир изменился. В США действуют новые законы, которые не дают возможности даже таким осторожным людям, как Чесны, торговать коммерческой тайной.

Глобализация сделала неактуальной стратегию вертикальной рыночной интеграции. Guardian Glass Co, являясь третьим по величине игроком в отрасли, совершенно не интересуется освоением смежных ниш. Инновации в секторах энергосберегающего и смарт-стекла, 18000 сотрудников на предприятих 21 страны мира (из них 2 – в России) – все это свидетельства иной психологии и практики бизнеса. Выгоднее расти глобально в пределах своей специализации, максимально концентрируя усилия на развитии наукоемких технологий.

Прежним остается только одно – Алистер Пилкингтон и сейчас воспринимается нами как наиболее значимая фигура из всех, причастных к развитию производства листового стекла.

Автор: Андрей Луспенков | Google
Комментарии
Паша Ангелина
29 June 2015 — 10:35
Потрясающая история.
Оставить свой комментарий
Ваши имя и фамилия:
Ваш комментарий:
Введите цифры с изображения:
Загружаю...