Каталог статей
ГлавнаяЛасты, экстремальный спорт и «человек-дельфин»

Фридайвинг является одной из самых мифологизированных дисциплин, исследующих скрытые резервы физиологии и психики человека. Погружение в воду без акваланга или, говоря языком спортивных протоколов – «погружение с задержкой дыхания» – сопряжено с очень сильной эмоциональной вовлеченностью всех, прикоснувшихся к этому феномену.

К сожалению, мы не можем исследовать в рамках научного познания генезис извечной тяги человека к свободному полету, парению в воздушной или водной среде. Современная медицина и биология подключаются к массиву данных (порой, невероятных), полученных из практики фридайвинга. Они пытаются анализировать и увязывать их с фундаментальным естествознанием. Попытки эти иногда приводят к изменениям в классических теориях, описывающих человека.

Из-за того, что эмпирика в изучении свободных погружений преобладает над научными теориями, в этой области сложилось множество специфических традиций, находящихся на пересечениях медицины, теории эволюции, мифологии и эзотерики. Одним из ключевых образов таких традиций стал «человек-дельфин». Ласты, гладкая, эластичная «вторая кожа» из неопрена, особые техники плавания и способность управлять собственным метаболизмом – все это можно рассматривать одновременно и как романтический посыл о новом человеке, новых степенях свободы, и как рудиментарное эхо, прозрение об особенностях  эволюционного пути.

Давняя история взаимоотношений homo sapiens c дельфинами получила в середине 20 в. мощный толчок к дальнейшему развитию благодаря научно-техническому прогрессу и интересу искусства к бионике. Известный нейробиолог и психоаналитик Джон Лилли проводит в конце 50-х ряд резонансных экспериментов по коммуникативным способностям высокоразвитых морских млекопитающих. Легенда фридайвинга Жак Майоль в то же время начинает создавать теорию апное (задержки дыхания), опираясь на собственный опыт, знания из биологии, медицины и йоги. Немногим позже, В 1962 г. на широкий экран выходит экранизация романа Александра Беляева «Человек-амфибия», собравшая зрительскую аудиторию около 100 млн. человек.

Лилли популяризовал дельфинов, Майоль заразил экстремалов всего мира подводным плаванием, а фантастическая мелодрама об Ихтиандре способствовала бионическому буму в спортивных и научно-технических сообществах Советского Союза. Изобретение самой популярной среди фридайверов модели ласт – гиперболоида Андронова – связано с этим фильмом через длинную цепочку людей и событий.

Анатолий Иванов, дублировавший Владимира Коренева в подводных съемках «Человека -амфибии», был спортсменом-новатором. В 1964 г. ему удалось выиграть чемпионат СССР по подводному плаванию благодаря уникальной на тот момент технике «дельфин». Иванов использовал на соревнованиях стандартное снаряжение. Но, чтобы максимально раскрыть потенциал нового стиля плавания, необходимо было разработать принципиально новый движитель. Эта идея пришла в голову Борису Глебовичу Поротову, тренеру, не чуждому инженерии – когда он наблюдал в бассейне за Анатолием.

Первый моноласт был создан Поротовым в 1964 г. Конструкция позволяла задействовать при плавании «дельфином» наибольшее количество мышечных групп. Спустя 5 лет его воспитанница Надежда Турукало начала беспрецедентную серию спортивных побед и мировых рекордов скорости в подводном плавании. Начиная с 1977 г. все высшие достижения в этом виде спорта устанавливались только с использованием усовершенствованных вариантов конструкции Поротова.

Титан, текстолит, фибергласс – в разработке новых моделей было опробовано множество прогрессивных на то время материалов. Теоретические расчеты формы велись на высоком уровне. Анализ многолетнего опыта лучших пловцов стал основой научной работы «Кинематика биотехнической системы «спортсмен-моноласт». Выяснилось, что наиболее сложным моментом эффективной реализации технической части этой системы является гашение паразитных турбулентных завихрений.

В 1999 г. с этими завихрениями удалось справиться тренеру-подводнику и талантливому мастеру из Смоленска Евгению Андронову. Отбортовка пластины особой формы повышает осевую стабильность и гасит завихрения. Еще одним находкой Евгения стало разнесение в разные плоскости галош и лопасти.

«Гиперболоид» его работы известен во всем мире. В процессе изготовления используется до 10 видов резины и других полимеров с разными степенями упругости. Все детали соединяются по авторской технологии с последующей сложной объемной шлифовкой. Из-за высокой трудоемкости процесса и необходимости индивидуальной работы с каждым спортсменом – изделия этого уровня не смогли приспособить к заводскому производству даже лучшие мировые изготовители снаряжения для подводников. Мастера скоростного плавания и фридайверы всего мира стоят в очередях, чтобы заказать супер-ласты из Смоленска...

У человека, поверхностно знакомого со спецификой глубоководных погружений без акваланга, может возникнуть вопрос: «А зачем таким спортсменам применять скоростное снаряжение?» И действительно, ведь режим вертикального всплытия нормирован необходимостью декомпрессии. Объясняется же все двумя соображениями, опосредованно связанными друг с другом.

Первое – это минимизация энергозатрат фридайвера. Гиперболоид Андронова характеризуется самым высоким КПД преобразования мышечной энергии. Спортсмен совершает редкие, плавные высокоамплитудные движения для достижения необходимой глубины в специфическом полурасслабленном состоянии.

Вторая причина важности скоростных ласт в этой дисциплине – сокращение временных промежутков между декомпрессионными остановками при всплытии. Ведь несмотря на то, что лучшие апноисты способны обходиться без воздуха до 10 - 11 минут, запасы гипоксической устойчивости организма исчерпываются ими без остатка.

Очередным техническим этапом совершенствования образа «человек-дельфин» стала презентация компанией Ciamillo снаряжения Lunocet в 2008 г. Все предыдущие спортивно-бионические опыты были связаны с реализацией самого принципа движения под водой без использования гребков руками. Разработка изобретателя из США Теда Чамилло исходит из адаптации природной формы (хвостовые плавники касатки) – к физическим возможностям человека. Компьютерное моделирование системы «спортсмен-моноласт», появление технологий, позволяющих сочетать углепластики с силиконом – позволили за 7 лет создать прототип снаряжения принципиально нового типа.

Испытания уже серийных изделий  Lunocet в течение последних лет показали интересные возможности «китового хвоста». На средних и дальних дистанциях спортсмены не чувствуют превосходства этого снаряжения над гиперболоидом Андронова. Но импульсными, рывковыми движениями с помощью Lunocet теперь возможно исполнить ранее недоступный для человека трюк – выпрыгнуть из воды полностью, имитируя дельфина!

Хочется верить, что бионический энтузиазм 60-х гг 20 в не канул в лету бесследно, и мы еще увидим достойную смену самоотверженным натуралистам эпохи Кусто и Майоля. А на пересечениях науки, техники, спорта и гуманистических традиций – продолжат развиваться старые и родятся новые, будоражащие сознание, движения романтиков голубой бездны.

Автор: Андрей Луспенков | Google
Комментарии
Валя П.
22 June 2015 — 08:38
Очень интересно
Оставить свой комментарий
Ваши имя и фамилия:
Ваш комментарий:
Введите цифры с изображения:
Загружаю...